7

Повторение массовых акций белоленточников сегодня кажется нереальным

549 views Кавказский в СМИ
Массовые акции протеста невозможны без появления новых ярких лидеров. Парламентская и непарламентская оппозиции недовольны выборами только на словах – партии не подают заявок на проведение маршей. В отсутствие политической инициативы зарождаются экономический, общественный и идеологический протесты – нишу уличного сопротивления властям занимают обиженные новыми платежками горожане, националисты и даже представители ЛГБТ-сообщества.

Молодежное отделение «Яблока» 1 октября проведет митинг за отмену воинского призыва. Акция, по словам главы московской молодежной партийной ячейки Николая Кавказского, согласована со столичными властями.

Подчеркивая, что «призывное рабство – проблема для многих молодых людей в нашей стране», Кавказский замечает: «Уже много лет в России не проводились митинги за отмену призыва».

Куда вернее было бы перефразировать и обобщить: уже много лет вообще не проводились митинги. Оппозиция – при всем недовольстве думской кампанией – даже не пытается перенести протест в сферу уличных демонстраций. Хотя, если учитывать опыт массовых акций 2011–2012 годов, именно за ней исторически закреплено это право.

На то, разумеется, есть и объективные причины. Как отметил в разговоре с «НГ» руководитель столичного отделения «Яблока» Сергей Митрохин, в обществе нет энтузиазма – оно в апатии: «Власть давит, было «болотное дело», ужесточились законы о массовых мероприятиях. Мы стали заложниками ситуации». Но он признает: «Тема для митинга есть – выборы были во многом даже хуже, чем пять лет назад». Однако, считает политик, «реакция тогда была одна, а сейчас совсем другая».

«Это очень плохо, что сейчас мы – и общество, и политики – не можем организовать протестов, как минимум сопоставимых с тем, что было пять лет назад, – продолжает Митрохин. – К сожалению, общество не может даже повторить этого». «Яблоко», по его словам, приняло бы участие в любой акции, запланируй ее кто-нибудь, но никто не планирует.

Нужно отметить, что сложилась во многом парадоксальная ситуация: планировать протест должны сами партии. Но те будто чего-то ждут. Как выяснила «НГ», ПАРНАС на следующем федеральном политсовете обсудит вопрос проведения поствыборной демонстрации. Состоится мероприятие, по словам зампреда политструктуры Константина Мерзликина, «где-то через месяц». Политик, ссылаясь на общественную апатию и депрессию, говорит, что она не позволяет «рассчитывать на то, что мы большое количество людей соберем». Он уверен: «Сейчас требуется период осознания и рефлексии по поводу того, кем мы оказались: проводить акцию без понимания того, что есть готовность и спрос на это – бессмысленно. Мы можем собрать партактив, но зачем?» В то же время Мерзликин, как и Митрохин, говорит: «Основание для проведения протестных акций есть – мы не признаем итогов выборов, оно необходимое, но недостаточное».

Не собирался после выборов и Комитет протестных действий (КПД). Член КПД Михаил Шнейдер рассказал «НГ», что сбор пройдет в конце недели, но проведение послевыборной акции маловероятно: «Повод есть, но никто не придет. Из-за общественной апатии нет смысла». Вторит ему другой член КПД Александр Рыклин: «По выборам акции уже не будет – это совершенно никого не интересует. Возможность других политических акций мы будем обсуждать». Гипотетический выбор этих протестных мероприятий, отметим, довольно странный – против антитеррористического пакета Ирины Яровой или «по поводу расцветающего мракобесия».

Откладывая проведение акций, партии попросту упускают время – если люди не пойдут сейчас, то они уж тем более не пойдут протестовать по поводу выборов через месяц-два. Складывается впечатление, что уличный политический протест мертв. Это признает и Митрохин, говоря, что демонстрации возродятся, «когда власть начнет рассматривать варианты новых налоговых сборов и всяческих платежей». Это странная позиция. Законы о митингах внушают людям страх – за акции протеста их ждет наказание. Оппозиция, которая, казалось бы, призвана работать против этого страха и используя этот страх в своих целях, которая должна генерировать протестные поводы, по факту она сегодня ждет появления бесстрашных людей. Тех, кому нечего терять, и между прочим тех, для кого оппозиция мало что сделала.

Руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов считает, что такой инструмент давления на власть, как митинг, еще жив. «Проблема в том, что людей не получится собрать, – сказал «НГ» эксперт. – Партии с удовольствием провели бы протесты. А прийти и посмотреть друг другу в глаза – это несерьезно».

Миронов согласен с тем, что общество в апатии, а электорат демобилизован. Во многом по причине провала маршей 2011–2012 годов: «Люди разочаровались в лидерах протеста, перестали им доверять». Парламентские структуры, которые гипотетически могли бы заявить о своих поствыборных обидах, делают это неохотно: «4 октября у КПРФ будет шествие в честь событий 1993 года (расстрел Белого дома. – «НГ»), там же будет заявлено и о прошедших выборах. А вот у «Справедливой России» после исключения внутренней оппозиции тяги участвовать в митингах уже давно нет». Отметим, что наибольший шанс вывести людей – как раз у коммунистов. Но в партии, на словах обидевшись на итоги выборов, кажется, решили остаться и дома, и в «крымском консенсусе».

Возрождение демонстраций, по словам Миронова, скорее всего произойдет в социально-экономической плоскости: «Когда – трудно сказать, люди могут быть недовольны, но пассивность может тянуться годами». Для того чтобы переломить ситуацию, нужен лидер. «В этом как раз и заключается проблема: профсоюзы, скажем, людей разъединяют, а не собирают. Объединителем должен стать кто-то, кому люди будут доверять. Нынешним партийным лидерам и несистемщикам доверять перестали. Партии сжались до пределов своего ядерного электората».

Пожалуй, ироничным в этом контексте представляется то, что самые разные неполитические силы пытаются нарастить уличную активность. ЛГБТ-сообщество, раз за разом получая отказы в проведении гей-парада, не теряет надежд собрать демонстрацию и подает новые заявки. Отвергнуты они были властями Тюмени, Тулы, Калуги, Твери, Санкт-Петербурга, Владимира и Ярославля. На очереди Иваново. А там произошла странная история.

Были поданы заявки на митинг, шествие и пикет. Исполняющий обязанности главы города Игорь Чебыкин сказал, что отказать в проведении пикета не может: нельзя по закону. В остальных двух случаях будет отказано. Затем активист ЛГБТ-движения Николай Алексеев заявил, что получил от замглавы администрации города Владимира Карпова разрешение. «НГ» разобралась в этой ситуации. В администрации газете сообщили, что по всем трем акциям планируется отказ на основании статьи 14 закона о защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию: «Изначально действительно дали информацию о переносе места, а потом юристы прислали бумагу, что это в принципе нарушение закона».

Планируют 4 ноября провести Русский марш националисты. То есть политики проигрывают именно в готовности. Партии вроде разочарованы в выборах и обществе, а на самом деле – в самих себе, ведь и не пытаются мобилизовать людей. Рассердить горожан, как в 2011–2012 годах, не получается. Горожанин сегодня не рассерженный, а обиженный – и на власть, и на оппозицию.

Различные соцгруппы стоят на своем, и не важно, получится у них собрать десятки тысяч на митинг или нет. Сегодняшние локальные общественные протесты завтра могут обрести глобальную политическую силу. «При нарастании определенной массы политизация пойдет быстрее – так всегда происходит», – говорит Миронов. Однако далеко не факт, что людям будут нужны оппозиционные лидеры. Вполне возможно, что они воспитают собственных.

Дарья Гармоненко

Велимир Разуваев
Заместитель заведующего отдела политики «Независимой газеты»

http://www.ng.ru/politics/2016-09-28/1_opposition.html

Comments

comments