3333

Ювенальная юстиция или смерть

73 views Права человека

Когда речь заходит о нарушении прав детей в семье, российское общество пытается усидеть на двух стульях: с одной стороны сокрушаясь о судьбе очередного пострадавшего ребёнка, с другой — говоря о недопустимости вмешательства органов опеки в семейные дела. Случай с умершей от ВИЧ-инфекции девочки в семье священнослужителя в очередной раз возвращает к вопросу, на который в России уходят от ответа.

Следственный комитет по Санкт-Петербургу сообщил о проведении проверки по факту смерти ВИЧ-инфицированной девочки, родители которой, по информации СМИ, отказывались проводить необходимое ей лечение. Правда, судя по сообщению СК, проверять в первую очередь намерены медицинских работников.

Знавший о ситуации главный специалист по диагностике и лечению ВИЧ/СПИД Минздрава Евгений Воронин рассказал порталу «Доктор Питер» о том, что врачи до последнего боролись за жизнь ребёнка, родители которого отказались давать ему антиретровирусную терапию. Причём боролись не только на медицинском поприще, но и подавая иски в суд и обращаясь в органы опеки. Но несмотря на все решения суда, как только ребёнок оказывался у родителей, приём лекарств прекращался.

Это не первый подобный случай. Так, в Тюмени прокуратура продолжает добиваться наказания для ВИЧ-диссидентки, дочь которой умерла из-за отсутствия лечения. Что примечательно — изначально потерпевшим по делу был признан отец девочки, и примирения с ним оказалось достаточно, чтобы суд принял решение о прекращении дела.

Это значит, что трагедия вновь остро ставит вопрос необходимости наличия в стране адекватной ювенальной юстиции, само упоминание которой стало пугающим для некоторых россиян, благодаря стараниям её противников.

Евгений Воронин считает, что необходимо менять закон:

«Я сейчас обратился к Уполномоченному по правам ребёнка в РФ Анне Кузнецовой с просьбой об изменении законодательства. Ни в одной стране мира не попустительствуют родителям, отказывающимся лечить ребёнка, его сразу изымают из такой семьи и срочно назначают терапию», — рассказал Евгений Воронин «Доктору Питеру».

Эту позицию давно отстаивает член Федерального совета «Яблока» Николай Кавказский.

«Этот случай ведь ещё должен был быть под особым внимание органов опеки: ведь ребёнок приёмный, и они были обязаны за ним регулярно наблюдать. А что же тогда происходит в подобных случаях, если ребёнок родной? 

Должна быть полноценная и гуманная система ювенальной юстиции, которая защитила бы детей и в случаях, когда родители ВИЧ-диссиденты, и в случаях насилия в семье. А сейчас у нас видна консервативная, патриархальная тенденция «не выносить сор из избы», которую государство поощряет. Многих пугают утверждения, якобы эффективная ювенальная юстиция — это обязательно изъятие детей из семьи. Однако это в первую очередь лекциий для таких родителей, предупреждения. А изъятие происходит только в крайних случаях, угрожающих здоровью и жизни ребенка, как в данном случае», — заявил Николай Кавказский.

Николай Кавказский
Фото © mosyabloko.ru

Однако действующие законодатели, судя по всему, действительно поддерживают политику невмешательства в дела семьи, списывая такие случаи на трагическое стечение обстоятельств. Так в Заксобрании Петербурга не согласны с необходимостью менять законы в сфере защиты прав ребёнка.

«Сегодня у нас уже определено, что по решению суда может быть оказана медицинская помощь без согласия родителей. А семьи с приёмными детьми органы опеки посещают каждые полгода. На наш взгляд этого достаточно. На мой взгляд этот случай скорее показывает, к каким последствиям может привести поведение не осознающих рисков молодых людей, в том числе для детей», — объяснила председатель постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению ЗакСа Петербурга Елена Киселёва, член партии «Единая Россия».

Общественные деятели, специализирующиеся на поддержке ВИЧ-инфицированных людей, находят нынешнюю ситуацию ужасающей.

Так, директор фонда «Спид.Центр» Антон Красовский рассказывает, что в случае, когда возникают сомнения в том, как ребёнка лечат родители, органы опеки должны ежедневно контролировать такую семью.

Антон Красовский
Фото © positivepeople.md

«В стране, в которой опека развита, и может доходить до каждой семьи, девочка пила бы лекарства прямо в их присутствии. И если бы родители отказались лечить ребёнка, его бы быстро изъяли из такой семьи, передав в другую. В данном же случае это уже не просто дело органов опеки. Ведь семья священнослужителя удочерила ребёнка и довела его до смерти. На мой взгляд, это дело следственных органов: убийство с отягчающими обстоятельствами», — говорит Красовский.

Смерть малолетнего ребёнка от инфекции, которую современная медицина давно научилась контролировать, вновь заставила общество болезненно рефлексировать об ответственности, которые оно несёт за жизнь и здоровье детей, признавая приоритет прав ребёнка над правами его родителей. И судя по инертной реакции властей, произошедшая трагедия далеко не последняя.

 P.S.

По данным «Форпост Северо-Запад», в Петербурге живут ещё восемь ВИЧ-положительных детей, не получающих антиретровирусной терапии.

Георгий Переборщиков

http://forpost-sz.ru/a/2017-08-31/yuvenalnaya-yusticiya-ili-smert

Comments

comments