rfdrfpcrbq 2021

Карательная психиатрия — вершина айсберга

49 views Блог Кавказского, Госдума, Права человека, Репрессии

Позавчера стало известно о том, что суд направил шамана Александра Габышева в специализированное психиатрическое учреждение с интенсивным наблюдением. Режим в нем предполагает применение повышенных доз нейролептиков, а срок нахождения в таких учреждениях не устанавливается.

Эта ужасная новость — печальный и ожидаемый виток политических репрессий, в которых задыхается наша страна. А еще — маленькая, видимая часть системной проблемы, касающейся устройства психиатрической помощи в нашей стране. Статья 37 Федерального закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» закрепляет права, имеющиеся у пациентов в стационарных условиях. Некоторые из них доступны всем пациентам, но часть может быть ограничена врачом. К сожалению, мы не живем в идеальном мире, и кажущиеся разумными в обществе без зла и злоупотреблений нормы могут обернуться страшными последствиями для пациентов.

Возможность пользоваться телефоном — одна из тех, на которые может быть наложено ограничение. И это открывает огромное пространство для злоупотребления имеющейся властью над теми, кто и без того находится в положении, которое не пожелаешь и врагу. Конечно же, закон предусматривает, что все пациенты могут подавать без цензуры жалобы и заявления в органы государственной власти — но насколько работает в реальности этот механизм и насколько актуальной окажется ситуация к тому моменту, когда жалоба или заявление будут рассмотрены по существу? К тому же, не все пациенты обладают необходимыми познаниями — и в свете этого мне кажется важным, чтобы право на телефонный разговор с супругом/родственником/юристом оказалось доступным для всех, попавших в мед. организацию, минимум раз в неделю, и не подлежало ограничению врачом.

Изоляция от общества и трудность в реальном сообщении о проблемах закрепляется и положениями статьи 46 описанного закона, предусматривающей, что представители общественных объединений обязаны согласовать условия посещения с руководителем медицинской организации, ознакомиться с правилами, действующими в них, выполнять их и подписать обязательство о неразглашении врачебной тайны.

Однако проблемы начинаются еще при госпитализации, которая может быть и недобровольной. Статья 29 указанного закона предусматривает три случая госпитализации лица, страдающего психическим расстройством, в медицинскую организацию без согласия — но, несмотря на многолетнее существование закона, до сих пор нет постановления Пленума ВС РФ, дающего подробные разъяснения по каждому из пунктов в его контексте. Отдельные детали становятся ясны из позиций Конституционного Суда РФ — но в статье все еще много формулировок, позволяющих толковать ее положения в сторону не права, но личных мотивов.

Ситуацию с психиатрией можно улучшить, внеся изменения в законодательство, но самое важное — изменения в сердцах людей. До сих пор врачи смотрят на пациентов не как на живых людей, низводя их до предметов, чья цель — молчать и быть удобными. До сих пор люди не желают видеть в согражданах кого-то, кому нужна помощь и полноценное возвращение в общество, предпочитая бояться, насмехаться и оскорблять.

Карательная психиатрия и психиатрия как подавление личности должны уйти в прошлое, сменившись полноценной психиатрической помощью, направленной на помощь людям и избавленной от опасных неточностей.

Comments

comments