M4eczukw79pu6zN0r8g9p70jOIKPLxbEyJEzB-JyZcLR3m9Y2B1jrIwtqKO2hUjIpBWAT-wC5jAbMREoV_OH8ZY4

«Процесс» или «Человек из Подольска»?

16 views Блог Кавказского, Репрессии

Девятого мая я вместе с «Яблоком» возложил цветы на Преображенском кладбище, а потом спустился в метро «Преображенская площадь». На станции ко мне подошел полицейский. Внимательно всматриваясь в мое лицо, он сказал, что задерживает меня. В качестве основания показал свой телефон, на котором были две моих фотки: одна из паспорта, другая с камеры видеонаблюдения. Так как с кладбища я возвращался не один, то у полицейского бункера собрались мои друзья из «Яблока» Кирилл Гончаров, Денис Папин, Иван Дорофеев, Андрей Мамедов (ставший моим защитником в комнате полиции в метро), а также моя подруга Инна Савинцева. Чуть позже подъехали депутат Мосгордумы Сергей Митрохин с Марией Чуприной.

Полицейские заявили, что не знают, за что меня задержали, указав в качестве причины задержания систему распознавания лиц. На резонный вопрос Митрохина, что попадание в систему распознавание лиц не является причиной задержания, полицейские ответили, что так как данные внесли из отдела полиции «Преображенское», то за мной оттуда приедут и всё объяснят.

За мной действительно приехали два сотрудника в масках, один из них был с автоматом. Они ничего не объяснили и повезли в отдел полиции.

В дежурной части отдела мне сначала не хотели давать бумажку и ручку, чтобы я написал заявление на допуск защитника. Ну как не хотели, ручку дали, а вместо бумаги А4 выдали маленький клейкий стикер. Нормальный лист бумаги нашёлся только после моего намерения позвонить правозащитнику Андрею Бабушкину.

Сначала меня повели в отдел уголовного розыска, где один из оперативников с георгиевской ленточкой на свитере отказался со мной общаться. Второй раз меня повели уже к более молодому оперативнику, который, после допуска ко мне адвоката из ОВД-инфо (признан иноагентом) Сергея Тельнова, стал проводить со мной «профилактическую беседу». Так как, вероятно, оперативнику дали указание потянуть со мной время, он задавал вопросы примерно такие, какие были в знаменитой пьесе «Театра.doc» «Человек из Подольска». Обсудили демонстрацию 6 мая 2021 года, мой плакат против Путина на недавних выборах в Госдуму, пределы ответственности за действия третьих лиц, правомерность проведения несогласованных с властями мирных акций. Иногда мы просто сидели и молчали.

Задержан я был в 12.39, в 12.40 меня привели в комнату полиции на станции метро «Преображенская площадь». Поэтому в районном отделе полиции мне отказались выдавать протоколы задержания и доставления. Однако почему-то срок моего задержания исчисляли почему-то с того момента как я переступил порог именно районного отдела полиции. Вместо положенных трех часов я был задержан на три с половиной часа. Напоследок полицейские предупредили меня, чтобы в праздничные дни я больше не спускался в метро, так как меня там опять будут задерживать.

В России оппозиционных активистов преследуют уже просто так, для профилактики, просто за то, что они ездят на метро. Восьмого мая на станции «Пятницкое шоссе» была задержана член центрального организационного комитета «Левого социалистического действия» Александра Морозова. Её обыскали до трусов и спросили, будет ли она участвовать в акциях, после чего отпустили. Уже вечером 9 мая мне позвонил член федерального совета «Партии народной свободы» Дмитрий Андросов, который сообщил, что его задержали в метро «Измайловская», а в ОВД «Измайлово» его стали душить. И подобных сообщений о задержаниях я прочитал десятки.

Полицейщина путинской России напоминает мне дряхлеющую Австро-Венгрию 1914 года во главе с императором Францем Иосифом. Ту Австро-Венгрию, которую так отчётливо описал Ярослав Гашек.

Comments

comments