© Алексей Яблоков http://rollingstone.ru/

Трудные судьбы «узников Болотной»

859 views Болотное дело, Интервью

Четыре года назад на Болотной площади в Москве прошел митинг оппозиции, приуроченный к итогам президентских выборов. Акция закончилась столкновениями с полицией, задержаниями и уголовным делом по факту призывов к массовым беспорядкам и применения насилия в отношении представителей власти, его фигурантами стали 36 человек. «МК» поговорил с некоторыми из них и узнал, как сложилась их судьба и как на нее повлияло «болотное дело».

Трудные судьбы «узников Болотной»

фото: Наталья Мущинкина

Амнистированные и несгибаемые

Четверо из двенадцати фигурантов, находившихся на скамье подсудимых в декабре 2013 года, попали под амнистию, объявленную к 20-летию Конституции. Леонид Ковязин вернулся в Киров, Владимир Акименков занялся правозащитой и стал помогать политзаключенным, а Николай Кавказский и Мария Баронова занялись политикой. Кавказский участвует в деятельности партии «Яблоко» и его молодежного крыла, он не раз баллотировался на выборах от партии, а Баронова занимается правозащитой в «Открытой России» Михаила Ходорковского и собирается участвовать в выборах в Госдуму при поддержке движения.

Николай Кавказский, амнистирован в декабре 2013 г.:

Николай Кавказский.

— Из-за длительного нахождения в СИЗО у меня ухудшилось состояние здоровья. А мои политические взгляды не поменялись. Я, как и раньше, активно участвую в политической деятельности. В тюрьме я углублял свои знания, читая книги и писал статьи. Борьба за свободу и справедливость является одной из целей моей жизни.

«Болотное дело», запретительные законы, ужесточение «антиэкстремистского» законодательства показали, что заниматься ею в условиях усиливающейся диктатуры опасно, все это очень сужает рамки легальной политической деятельности в нашей стране. Сейчас вполне можно получить реальный тюремный срок за перепост в социальных сетях. А могут и убить, как это произошло с Борисом Немцовым или молодым активистом «Яблока» Тимуром Куашевым.

Освобожденные

13 фигурантов дела получили реальные сроки — до 4,5 года лишения свободы. Большинство из них уже на свободе, в политику в смысле участия в выборах никто из них не играет, но многие из них вращаются в околополитической сфере и занимаются правозащитой.

Алексей Полихович, был приговорен к 3 годам и 3 месяцам лишения свободы, освобожден по УДО в октябре 2015 года:

Алексей Полихович.

— Меня спрашивают, не жалею ли я, что вышел тогда на площадь. Не могу сказать, что я жалею, потому что эти три года в тюрьме меня во многом сформировали. Какой я сейчас? Как я изменился? Наверное, я стал более злым, ко многим вопросам я сейчас подхожу более цинично. Я всегда относился к выборам скептически, но желал изменения системы и считал, что нужно поддержать гражданскую активность. В 2012 году я думал, что вот мы выйдем, постоим — и все поменяется. А сейчас я понимаю, что не поменяется, а люди, которые по-прежнему думают, что поменяется, вызывают у меня странные эмоции. Я понял, что многие люди, которые пытались участвовать в политике, я имею в виду медийных лидеров, решают какие-то свои проблемы, и мне лично с ними не по пути.

Недавно я нашел работу, она связана с мониторингом политической активности, подробнее говорить пока не хочу.

Русь сидящая

Четверо фигурантов — Дмитрий Ишевский, Алексей Гаскаров, активисты «Левого фронта» Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев — все еще отбывают срок в колонии. Получившая условный срок Елена Кохтарева уже после «болотного дела» попала под следствие по новой статье Уголовного кодекса «Неоднократное нарушение правил проведения митинга» (212.1 УК РФ) и уехала из страны.

Анастасия Удальцова, жена координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова (приговорен к 4,5 года колонии, недавно ему отказали в условно-досрочном освобождении):

Анастасия Удальцова.

— Все уголовное дело против Удальцова — одна огромная несправедливость: мало того что человек сидит в тюрьме без вины, так ему еще и в УДО отказывают. И это на фоне того, что проворовавшиеся чиновники вроде Васильевой и Сердюкова вообще не сидят. Для меня самая большая проблема во всей ситуации — это то, что я сейчас без мужа, а дети — без отца, который так необходим в их подростковом возрасте. Финансово стало, конечно, тяжелее, потому что раньше мы оба зарабатывали, а теперь содержание двух детей легло только на мои плечи. Но люди нас поддерживают — соратники, соседи, знакомые и даже малознакомые, — никто не говорит, что мой муж преступник, все всё правильно понимают и считают его если не героем, то человеком последовательным и мужественным. Сергей за последние годы своих взглядов не поменял. Я за 15 лет совместной жизни не видела его ведущим тихий образ жизни обывателя, поэтому думаю, что когда он выйдет на свободу, то продолжит по мере сил и возможностей заниматься общественно-политической деятельностью. На левом фланге, разумеется, конструктивными и мирными методами — других он не признает.

Новые фигуранты — подозреваемые

Новые фигуранты в «болотном деле» появляются до сих пор. Так, в декабре прошлого года под стражу был взят активист Дмитрий Бученков, сам он утверждает, что вообще не был на Болотной площади. Активистка ПАРНАСа Наталья Пелевина уже год находится под подпиской о невыезде по подозрению в финансировании массовых беспорядков. Совсем недавно астраханец Максим Панфилов был доставлен в Москву и арестован на два месяца за то, что сорвал каску с полицейского.

Наталья Пелевина, член Партии народной свободы:

Наталья Пелевина.

— «Болотное дело», безусловно, политически мотивировано. В моем случае это довольно странная история, потому что на Болотной площади я не была, и к организации митинга никакого отношения я не имела. Следствие ссылается на то, что два года спустя я имела отношение к материальной помощи семьям некоторых из осужденных, но это весьма странные основания. Я считаю, что нельзя, подвергаясь этому жесткому давлению, давать себя сломать, поэтому я собираюсь участвовать в выборах в Государственную думу.

Comments

comments